вторник, 27 ноября 2012 г.

Женщины и сумки

Читаю статьи о женщинах разных стран и городов. Речь идет об их манере одеваться, частоте посещения косметолога, тенденциях в окрашивании волос и прочем. Жду, что кто-то напишет такую же заметку о француженках или парижанках. Думаю, что это будет забавно. Хотя на одном сайте уже читала про стиль парижанки. Это было примерно так: "Парижанка никогда не позволит себе то и это", "парижанка всегда сделает то и то". Ха-ха.
Как можно написать о парижанках (про всех француженок вообще не говорю)? Кроме тех, кого мы называем классическими француженками, здесь есть чернокожие девушки, которые могут быть из разных регионов Африки и далеких французских территорий (и они, чернокожие, такие разные - одни маленькие и круглые, с пышными формами, другие - высокие и стройные с царственной походкой). Еще есть девушки из Северной Африки. Еще - из Китая и Вьетнама. Еще из Восточной Европы, с Балкан, из Скандинавии, из Португалии, Ирана, Латинской Америки. Еще есть армянки, чьи предки приехали во Францию давным давно из разных мест.
Кто-то приехал недавно, кто-то родился здесь, у кого-то и родители родились здесь. Как всех этих женщин можно объединить? Разные семейные традиции и социальное положение, еще и кожа и волосы разные. Конечно, подростки одеваются все одинаково, но вот женщины за 30 - уже кто во что горазд. Женщины из научной среды, даже с неплохим доходом, одеваются совсем не так, как женщины-нотариусы, скажем. Моя знакомая учительница начальных классов одевается очень стильно. У нее нет ни одной скучной вещи. Или родственница - медсестра, у нее прекрасная фигура и всегда прекрасно сидящая красивая одежда. И в то же время знаю нескольких дам, которые одеваются во что-то неброское, скромное, главное-чтоб-удобно и  никакого макияжа! Как их всех объединить? Я например, не про одну свою знакомую или родственницу не знаю, как часто она посещает косметолога, делает педикюр и эпиляцию. И не представляю, как можно узнать и написать, являются ли парижанки большими поклонницами салонов красоты.
Но все-таки есть одна вещь, очень типичная для наших дам. Это манера носить сумки. Это не охватывает всех-всех парижанок. Но можно смело сказать, что каждая третья встречная днем в метро дама - такая. Это всегда одна маленькая сумка и одна большая. Маленькая - может быть от классической маленькой на тонком ремешке до сумки для среднего ноутбука, носится через плечо. ИЛи же это маленький кожаный рюкзачок. Вместе с чем-то из перечисленного на плече должно обязательно быть дополнение в виде холщовой сумки (с логотипом какого-то магазина), сумки для ноутбука или огромного баула, еще может быть и рюкзак за спиной, чаще всего марки Eastpak. Главное условие: одежда и дополнительная сумка не должны сочетаться между собой, чем сильнее, тем лучше. Например, шерстяное классическое пальто и Истпаковский рюкзак синего цвета. Но даже, когда главное условие не соблюдается, и маленькая сумочка может быть очень милой и идти к пальто, и дополнительная сумка тоже идет вполне, то в общем часто получается что-то странное. Но это как раз и есть типичная парижанка.
Думаю, что объясняется все достаточно просто. В маленькой сумке (или маленьком кожаном рюкзаке) лежит самое необходимое: ключи от работы, бумажник, записная книжка, носовые платочки и прочее. Сегодня, допустим, надо прихватить с собой еще и ноутбук, ок, возьмем его в отдельной сумке. А вот сегодня надо прихватить одежду для вечерних курсов танцев, ок, возьмем дополнительную сумку. А вот сегодня... И так каждый день почти. И видимо купить себе 2-3 сумки разного формата и перекладывать каждое утро никому не охота. Я перекладываю постоянно. У меня есть и большая дамская сумка, в которую можно положить и ноутбук и пару книг еще.
Но однажды, поехав в МОскву, я решила, что возьму с собой только маленькую сумку через плечо, и хлопковую плотную сумку для переноски дополнительно нужных мне вещей (просто чтобы сэкономить место в чемодане). Через 2 дня я чуть не сошла с ума. Мне оказалось легче перекладывать каждое утро все мелочи, чем вот каждый день ходить с двумя сумками.

В Москве тоже кстати есть сумочная проблема. Дамы покупают себе сумки максимум формата А4, но нуждаются они в бОльшем количестве вещей, чем могут туда впихнуть. Поэтому каждая вторая в метро с дополнительным полиэтиленовым пакетом в руке, в котором лежит зонт, книга, чтобы читать в метро, и обед на работу. А если предложить кому-то купить большую сумку, чтобы все в нее одну вмещалось, отвечают: "Я большие сумки не люблю!". И так и ходят с пакетами. Но это уже о другом совсем.

суббота, 24 ноября 2012 г.

Вечер

В суете и при дневном свете многого не замечаешь, бежишь к метро или сосредоточенно идешь за покупками по знакомой улице, смотря только под ноги. А вечером, когда без дела прогуливаешься по району, замечаешь какие-то изменения, новшества, странности. Все это благодаря неспешному шагу и яркой подсветке. Вот новая парикмахерская, довольно красивая. Вот на площади новые фонари. Вот с витрины магазина "Все для тенниса" исчезло изображение Надаля. Новый магазин товаров из дерева: паркет и детские игрушки, витрина очень симпатичная. У музыкального магазина новая вывеска (или она всегда такой была, просто мы ее вечером никогда не видели?). Бары, которые находятся в стратегически важных местах - на площади или на углу оживленных улиц, закрыты по субботним вечерам. Пирожные и торты в витринах булочных тоже удобнее разглядывать по вечерам, больше освещения, но и выбор меньше, правда. В саду соседнего дома развешены уже разноцветные фонарики. И настроение теплое, мягкое.

пятница, 23 ноября 2012 г.

Соседи

Соседи могут делать ремонт, топать, громко слушать музыку, двигать мебель по ночам, скандалить и дебоширить, бросать мусор мимо мусоропровода, курить на лестничной клетке. Против всего этого бороться сложно, но можно. В конце концов всегда есть какие-то законы, правила, общегородские и внутридомовые распорядки. Но как бороться с соседями, которые готовят какую-то дрянь? Это всегда сильно и отвратительно пахнет. Окно на кухне открывать нельзя, ну разве что в 7 утра. Позже начинаются приготовления к обеду и оставлять окно открытым уже просто опасно для нормального самочувствия. Я не могу себе представить, как же пахнет у них на кухне, в квартире, как пахнет вся их одежда... Часто после кафе хочется выстирать себя вместе с верхней одеждой прямо. А тут открываешь окно, чтобы проверить, а в итоге приходится зажигать ароматические свечи какие-нибудь.
В Москве одни из наших соседей очень часто жарили рыбу. И рыба была какая-то особенно вонючая. И мне уже на лестничной клетке делалось дурно от этого едкого запаха. И я все в толк взять не могла, как же они постоянно готовят такую пахучую рыбу, ведь вся квартира уже пропахла, наверное? Ведь ужас же какой-то!
И сегодня в 10.45 я бездумно открыла окно, думая, что до обеда есть еще время, ан нет... Ошибочка вышла.
Надо срочно пополнять запас ароматических масел всяких и свечей.

воскресенье, 18 ноября 2012 г.

Воскресный вечер

Неделя была очень тяжелая. Вот бывает, что день не задался. А тут вся неделя. Вот утро понедельника не задалось, и как-то это было так выразительно, что мне сразу показалось - это только начало. И предчувствия не обманули.
Нервы, боль, суета, напрасные ожидания и расстроенные планы. Все наперекосяк. Решили действовать радикально - гнать плохое настроение с помощью шампанского и пирожных. Настроение прогнали, но на внешние обстоятельства это никак не повлияло. Плевали они, эти обстоятельства, на наши пирожные! Очень хотелось, чтобы время бежало быстрее, чтобы раз - и уже воскресный вечер. И вот он уже настал.
Я еще позавчера радовалась, что к нам пришла зима, но зря. Сегодня снова дождь.
А еще два дня назад воздух был сухим и холодным. Некоторые счастливые владельцы каминов затопили их, и в квартале пахло так специфически, так пахнет в Париже, когда становится холодно.

вторник, 13 ноября 2012 г.

Пряничный домик

Лишняя секунда, соус загустел и закарамелизовался.
Запах карамели поплыл всей квартире.
В доме тепло и уютно. И пахнет сказкой.

суббота, 10 ноября 2012 г.

Мой Париж

На рынке сегодня работал сын или племянник мясника. Молодой человек. Вижу его первый раз. Я сделала заказ. Он пошел было резать ветчину, но вернулся на полпути, что-то спросил. Глаза мои округлились. Он повторил вопрос, я честно призналась, что не понимаю. И! Он извинился! Извинился за то, что плохо спросил, плохо сформулировал! Начал объяснять по-другому. И тут уже я поняла, о чем была речь сначала. И ответила ему. И мы улыбались.

Пообедать можно одним куском ветчины. Ну конечно, с хлебом и салатом. Но все-таки мой обед сегодня  - это кусок ветчины, потому что это не кусок даже, а кусище!

Девушки наши местные очень красивые и одеваются модно и оригинально (что бы о них ни рассказывали российские туристы, вернувшись на родину), но часть из них манерные - манерней не бывает. И при том, что они могут одеваться совсем по-разному, манерны они все одинаково. Слова нараспев, ужимки, кривляния, нарочито громкий смех, встряхивания шевелюрой... "Посмотрите на меня, я прекрасна сегодня!". Да, смотрим-смотрим.

В японском магазине продавщица-японка, объясняя мне что-то, старательно меняет сложные для нее в произношении слова на простые. Я раньше тоже так делала. Он начинает говорить "30 дней", запинается на второй же букве и заменяет их на "1 месяц". Я начинаю искать вместе с ней слова без буквы "р". И мы обе улыбаемся.

Открываю окна. У кого-то в нашем дворе тоже открыты окна, и оттуда слышен Высоцкий. Выхожу на балкон, откуда звук - не понятно. Но слышать Высоцкого в Париже из окон кого-то из твоих французских соседей - это что-то особенное. Я стою какое-то время на балконе, до следующей песни. Стою и улыбаюсь.

Может показаться, что мы тут с некоторым оттенком ненормальности - улыбаемся все время. Но вообще-то не все время, конечно. Но большую часть - да. Может воздух у нас такой? Или мы едим что-то не то? Ходим как дураки и улыбаемся. Лицемерно так и по-дурацки.

Специальная пометка: последний абзац написал с иронией. Иногда слышу про "западные лицемерные улыбки" просто. Вот и навеяло.

пятница, 2 ноября 2012 г.

Почти рабочий день.

Утреннее парижское метро. Ну как утреннее - 10 утра. Но еще час пик. Наша ветка обычная, городская, живая. Вот девушка красится в вагоне. Пальцем размазывает тени по векам. Потом еще что-то рисует. Красит губы. Не знаю, как это в правилах хорошего тона - осуждается или нет, но для меня макияж - дело довольно интимное, на публике я бы не смогла накраситься. Вспомнила, что в Москве видела тоже несколько раз макияж в метро: одна красила ресницы утром, другая подправляла макияж уже днем, третья тоже что-то рисовала на лице уже ближе к вечеру. И еще однажды в МОскве рядом со мной молодой человек (вероятно студент, причем довольно модно одетый) в вагоне стриг ногти. На пол все падало, разумеется. Жуть.
Ну ладно. Рядом с наводящей красоту девицей сидела другая, которая привлекла мое внимание тем, что с усердием хирурга перед операцией очищала руки дезинфицирующим средством (я, в общем-то только после этого начала на этих двух пассажирок смотреть). Долго и тщательно. И все это было для того, чтобы потом достать яблоко и съесть его. "Мда, - думала я, - одна вот выскочила из дома не накрашенная, другая - не позавтракав, а я вот еду и при параде и совершенно сытая и довольная, как хорошо!". Это я еще до перехода на нелюбимую линию так думала. Потом-то у меня начало все болеть.
Делаю пересадку. И вот я на моей-нелюбимой-ветке. Настолько не любимой, что мне даже физически плохо там, если стою - болит все, если сижу - болят голова и спина. В общем, не люблю я ее. И это взаимно, кажется. Ну вот, на нелюбимой ветке толпа, как всегда. А ехать мне по ней долго, почти через весь город. Ветка эта соединяет не только две географически противоположные части города, но и совершенно разные социальные среды, если так можно выразиться, конечно. Так вот, толпа. Кто-то входит, кто-то выходит, но уровень толпистости сохраняется, хоть и структура ее меняется. Сначала выходят те, кто еще в 10 едут на работу. Освободившееся место заполняют туристы. Потом ближе к Эйфелевой башне туристы выходят, не на одной станции, но как-то на 4-5 станциях подряд туристы выходят всегда. Под конец моего маршрута, как и под конец самой ветки, в вагоне остаются одни домработницы. ТОлпы уже нет, разумеется. Процентов 40 только сидений занято. Но почти все пассажирки - домработницы, едут на работу.

А ехала я к Доброй подруге, по совместительству - моей ученице, в гости. Поговорили, я ей помогла немного, пообедали. И уходя только я выяснила, что все не правильно поняла, что ждали-то меня на урок, а пришла я на час позже положенного, да еще половину оставшегося времени мы потратили на разговоры. И вообще, конечно, я разгильдяйка - это не она мне сказала, это мой личный вывод по итогам дня.

четверг, 1 ноября 2012 г.

Вот тебе и Хэллоуин!

Никто нас вчера пугать не пришел. Конфеты-печенья пылятся в вазе.
Безобразие!
В позапрошлом году приходили детишки (правда сопровождаемые папой кого-то из них) в очень клевых костюмах, ходили по дому, собирали конфеты. Забавно и даже мило как-то.

Ни о чём

Прочитала, как одна взрослая тетка возмущается излишней заботой об инвалидах, о слабых.


"Почему им, слабым, лучшие места на парковке, а нам - сильным - нет. Надо и самым сильным и успешным выдавать что-то лучшее" - это не дословная цитата, но довольно точно передает смысл одного из пассажей в ее тексте. А я думала, что для сильных и успешных тоже есть специальные места - "места VIP" называются. И бизнес-класс, и люкс-полулюкс, и еще много-много всяких спецвозможностей "сильным и успешным" не оказаться, не дай Бог, со слабыми, больными и просто неудачниками на одном квадратном метре. Еще дама возмущалась, что приходится платить налоги на содержание инвалидов и при этом же терпеть из-за них неудобства. Какой-то замкнутый круг просто получается. Как страшно жить! Я и так плачу налог, чтобы ты свое пособие копеечное получил, а ты же, сволочь такая, еще и передвигаешься как каракатица и мне мешаешь идти/ехать.
Еще, конечно, смешно про пряники для слабых, а для богатых - налог 75%... Хотя смешно ли это?
Бедные, обделенные люди часто жалуются на социальную несправедливость: богатые все однозначно воры, благосостояние их нажито не честным путем, если машина дорогая - то точно вор или любовница богача, ну то есть вора.
Богатые, обеспеченные люди часто жалуются на социальную несправедливость: бедные все бездельники, работать не хотят, сидят на пособиях, паразиты все.
Одни не могут поверить, что большие деньги можно заработать. Другие не могут поверить, что есть те, кто просто не может пойти работать, психическая болезнь или физическое увечье - не важно, причины могут быть разные.
Я часто слышу жалобы и первых и вторых. "Одно ворье!", - кричат одни. "Одни бездельники!", - шипят другие. Ни то ни другое слушать не приятно, переубеждать бесполезно, лучше иногда промолчать. Но все-таки когда молодой, здоровый, успешный человек рассуждает об инвалидах, которые усложняют жизнь здоровым и успешным - хочется просто влепить пощечину.