вторник, 18 июня 2013 г.

Вот так.

Маша уже почти не говорит. Но при этом, слава Богу, у нее нет болей.
У сына Ирины - лейкоз. Химию проводили на фоне пневмонии и температуры 40.
Зато Натальиному отцу получше. При его стадии рака ему давали плохие прогнозы в марте, но сейчас он на даче, ему там хорошо.
Вот что мы тут обсуждаем.

Сплошные слезы.

2 комментария:

  1. страшное это дело. смотрела передачц Малахова "пусть говорят" про людей, победивших рак, и ревела. это люди, смотревшие смерти в лицо. мне кажется только чудо и собственная уверенность, что победишь болезнь, помогают излечиться. ну и само лечение, конечно...
    а я все же надеялась, что Маше станет лучше...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, очень страшно. Я только по телевизору видела тех, кто вылечился. А знаю, то есть знала только тех, кто ушёл...
      Собственная уверенность не сильно помогает, как я увидела на Машином примере. Маша очень сильная, но болезнь, вроде побежденная, вернулась и ударила исподтишка. Мы все верили, что все позади. Наверное, хороший настрой помогает перенести все тяжести лечения. Но кажется, что самой болезни плевать на твой настрой...

      Удалить