среда, 25 сентября 2013 г.

Московское, дождливое, холодное


Долетели хорошо. Без забавных соседей, все чинно-благородно. Правда, авиакомпания что-то начала меня разочаровывать. Еда была - прямо печаль и грусть. И вилки-ножи дали пластиковые. И я разочарована, не потому, что мое высочество не привыкло есть макароны с пересоленным томатным соусом пластиковой вилкой (оно, высочество, ело такое и раньше), а потому что это изменение в системе питания на борту произошло резко и неожиданно даже. А я-то всегда всем нахваливала, как немцы хорошо нас кормят в самолетах. А тут - такое. Не было салата никакого. Просто контейнер с макаронами. Отсутствие нормальных приборов - ну, наверное, такие пассажиры, как мои июньские соседи, украли все вилки-ножи. Ну ладно, ерунда.

На обоих Брестских улицах на светофорах, где я улицы перехожу, лужи все так же стоят. Поразительная стабильность. Машины припаркованы перед зеброй и сразу после нее, а зебра у тротуара вся под водой, поэтому попытка перейти улицу превращается в небольшую прогулку по району. Но сегодня сильных дождей не было, так что есть надежда, что завтра лужи мои станут помельче.

В кассах московского метро все так же работают биороботы. Иногда вдруг в окошке можно увидеть живую женщину, настоящую, вежливую и умеющую разговаривать не только со своими коллегами, но и с пассажирами, и умеющую поднимать глаза на пассажира и не кидающую деньги. Редко, но это бывает! В этот раз, правда, я покупала билет у биоробота, но летом видела в кассе живого человека!

Работники двух супермаркетов и одного торговых центра, где я успела побывать, были очень-очень внимательные, вежливые, спокойные. Это обычные московские магазины с кучей покупателей. А вот некоторые покупатели как раз были грубоваты,  в очередях на кассе разговаривали с кассирами, как с низшим классом. Очень неприятно было. И еще о магазинах. В одном из сетевых супермаркетов, который у нас рядом с домом, сотрудники ходят в обычной одежде по торговому залу, их от покупателей можно отличить только по домашним тапочкам на ногах. И вот пойми: это сотрудник залез в холодильник (правда, женщина встала ногами на нижнюю полку) поаккуратнее расставить сырки и творожки, или это покупатель, сильно любящий порядок (осеннее обострение). Неужели нельзя хоть форму или пиджаки какие-то, да и обувь для рабочего дня сотрудникам выдавать? Шлёп-шлёп в тапочках по залу, шлёп-шлёп... Ну ладно это в маленьком магазинчике, что на углу, там так по-семейному всё, по-домашнему, но в большом торговом зале... Шлёп-шлёп.

А приехали мы позавчера вечером. С тех пор съедено уже две пачки творожной массы с черным хлебом. Есть в жизни счастье!
Если не смотреть в окно на серость и мокрость, то настроение вроде бы вполне нормальное. Сегодня серости и мокрости меньше, чем вчера и позавчера. Сегодня вот видела радугу!

Но сегодня я увидела еще что-то, что ранило меня в самое сердце. И тут уже без всяких шуток. Из окна моей бывшей работы, точнее из окна моей бывшей рабочей комнаты, есть прекрасный вид на Москву. Мой стол стоит так, что я вижу в окно здание Университeта. Оно ровно напротив меня. Зимой мы видели, как за ним садится солнце. Я фотографировала эту красоту. К счастью, потому что больше этой красоты никто не увидит. Теперь напротив окна возводится какой-то достаточно высокий торговый центр (я заранее уверена, что он будет уродливым), так что здание MГУ больше не видно. Я без трех месяцев 16 лет проработала в этой комнате, глядя в это окно. И теперь очень часто прихожу туда, работая уже в другом качестве. И, конечно, это все мое личное субъективное, потому что я была привязана по-своему к этому виду именно из этого окна. Но объективно: одним прекрасным московским видом стало меньше. Еще одним уродливым торговым центром станет больше.

2 комментария:

  1. Вот оно, счастье : творог и чёрный хлеб !

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В любом другом месте - это просто творог и черный хлеб, белки и углеводы, а в Москве - это что-то особенное, это мое топливо.

      Удалить